Комментарии

Самая лучшая в мире плюшка

5 декабря

43

0

Говорят, что все, даже самые невероятные, истории берутся из жизни, потому что именно жизнь является самым неожиданным и, порой, к сожалению, самым разножанровым творцом. С колоритом и эмоциональностью произведений, выходящих из-под ее пера, вряд ли сможет соперничать талант даже самого изобретательного писателя. Одна из таких невероятно трогательных историй, сравнимых разве что с чудом, произошла недавно на территории нашего района.

— Даша, иди скорее, тебя зовут, — эта фраза как лучик солнца в бесконечной череде пасмурных дней неизменно заставляла Дарью Иволгину (фамилия и имя героини изменены), оставив все дела, бежать в сторону окликнувшего ее голоса.
— Мама, конечно, мама! Мама пришла! — думала Дарья. Она ждала ее с самых первых дней жизни, ждала и надеялась, что когда-нибудь этот день настанет.
Дарья никогда не знала тепла семейного очага, не может себе представить, как выглядит на самом деле детская комната, обставленная заботливой родительской рукой для нее, любимой и желанной. Все, что было в ее жизни — это однотонные стены казенных учреждений да добрые люди, что встречались на ее пути… И это составляло ее личное счастье. Но желание ощутить тепло и ласку самого родного человека не покидало ее ни на минуту.
Вряд ли девочка, девушка, а затем и молодая женщина с психическим заболеванием, умственное развитие которой остановилось где-то на уровне 12-летнего ребенка, до конца понимала, чем на самом деле жизнь ее обделила, но отсутствие любви родных она ощущала остро, впрочем, как и любой другой ребенок. Нет-нет да и возникали в ее голове вопросы: «А у меня есть мама?», «А она ко мне скоро приедет?», «А папа приедет?», «А бабушка?». Она, кажется, сто раз задавала эти вопросы окружающим ее воспитателям, нянечкам, врачам специализированных учреждений для людей с отклонениями в психическом и умственном развитии и получала неизменный ответ: «Да, конечно, конечно, придут». Она ждала терпеливо и долго…
Но шли годы, а мама все не приезжала, и папа не приезжал. Она не знала, да и не могла знать, что с первых дней жизни стала ребенком-отказником: мать, попавшая, как принято сегодня говорить, в трудную жизненную ситуацию, не забрала девочку с тяжелой болезнью из роддома. А отец… Отец просто не знал о ее рождении, поскольку семья распалась задолго до этого события. Она не знала и не могла знать, что никто к ней не придет, что ждать бессмысленно, а окружающие ее люди не могли лишить ребенка, пусть и выросшего уже, этой призрачной надежды, не чувствовали права разбить детские мечты… Да, именно детские, потому как Даша росла, но не взрослела. Со временем ее перевели в другой интернат. Ее новым домом стало уютное учреждение в одном из отдаленных сел.
Долгие годы ожидания и нереализованная детская любовь трансформировали понятия: под словом мама теперь Даша подразумевала человека, который по истечении около полутора десятков лет ежедневного нахождения рядом с девушкой своей заботой заслужил называться трепетно — «МАМА». И не беда, что «мама» приходит только по утрам и не читает ей сказки на ночь, и очень часто носит белый халат, и даже то, что мамой ее называют еще несколько десятков таких же, как она сама, взрослых «детей». Все это неважно, потому что только от нее девушка получает тепло, в котором так отчаянно нуждается с той самой поры, с которой может себя помнить.
Жизнь ребенка с таким диагнозом, как у Даши, осложнена не только физическими отклонениями, касающихся заметных дефектов внешности, но и серьезными пороками внутренних органов. Прослеживается существенное отставание в умственном развитии, которое мешает получить образование и препятствует успешному интеллектуальному труду. Женщина, в лице которой Даша обрела мать, воспринимала ее такой, какая она есть, и жалела ее, и заботилась о ней. Желание когда-нибудь увидеть хоть кого-то из родных уже больше не было таким непреодолимым, но надежда слабой искоркой все же жила где-то внутри.
Именно эта детская наивная надежда сегодня в очередной раз заставила Дашу спешить на зов со всей быстротой, на которую только была способна.
В большом зале, где обычно по праздникам устраиваются концерты, снова многолюдно — очередное мероприятие. Даша прошла в зал и села на самый последний ряд, где секунду назад освободилось кресло. Со сцены рассказывали о Боге и пели песни. Был праздник иконы Божией матери «Знамение». Впереди она видела ставшего ей родным человека и какого-то мужчину рядом с ней. Они разговаривали. Даша не решилась мешать и терпеливо ждала, когда ее снова позовут. До нее время от времени долетали обрывки разговора: «А зовут как? Даша? А фамилия? Подождите, надо проверить…»
Мужчина то уходил на сцену, то вновь возвращался назад, и разговор продолжался. И вдруг Даша услышала: «Смотрите, может быть, узнаете, может, сердце подскажет?» Женщина обвела рукой зал и вдруг произнесла: «Даша, что же ты? Иди сюда!» Девушка слышала эти слова, но не могла пошевелиться, сердце в непонятном предчувствии бешено колотилось в груди.
— Даша, как ты думаешь, кто это? Это твой папа, Даша!
Девушка застыла на месте. Она смотрела и не верила своим глазам — перед ней стоял невысокого роста человек, с легкой сединой на висках. И он тоже смотрел на нее, но как-то иначе, чем все вокруг. Даже иначе, чем «мама». Он что-то говорил о том, что не сразу узнал о ее рождении, а когда узнал, долго не мог найти ее, что искал по интернатам для детей, и вдруг, когда в очередной раз интересовался об очередном детском интернате… выяснилось, что больше не надо никуда звонить и ехать, что он уже нашел того, кого искал. Она мало что понимала из множества слов, но одно усвоила точно: он искал ее и нашел. К ней приехал папа! Она столько лет ждала… И вот! Они вышли в коридор. Долго разговаривали.
Тем временем мероприятие подходило к концу. Настало время расставания. Даша, так долго ждавшая этого визита, застыла в дверях позади провожавших и тихонечко смотрела вслед уходящему отцу, не имея сил сказать хоть слово, хотя бы спросить о том, увидит ли она его еще раз…
Группа людей, рассказывавших подопечным интерната о Боге, готовилась отъезжать, как вдруг человек, назвавший себя ее папой, обернулся, а затем быстро зашагал к ней. Он не попрощался, он сказал: «До свидания!» и протянул за неимением ничего другого сжавшейся в комочек Даше теплую, пахнущую домашним уютом плюшку. Это было самое лучшее в мире угощение! С этой самой минуты она обрела в душе что-то до сего момента незнакомое, неизведанное и теплое, как само слово «папа»…
В следующий его приезд Даша уже точно знала, что этот мужчина с ласковым взглядом — это к ней, и что подарки, которые он привез, — это ей. Ей было хорошо в интернате, рядом с их общей мамой, но она все равно ждала следующего его приезда. Она каким-то шестым чувством ощущала, что он будет приезжать снова и снова… Солнечный ребенок, она не понимала, она чувствовала, что это — родительская любовь…
Сегодня эти отношения только зарождаются, но они уже подарили человеку, который вряд ли научится быть взрослым, ощущение, что он не одинок в этом мире, ощущение, так необходимое каждому…
Лариса ИЗОТОВА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте так же