Комментарии
kabinet-es-pfrf.ru к посту: Спортивные резервы — в авангарде "«Трудовы?е резе?рвы» — многофункцио.."
kabinet-es-pfrf.ru к посту: Из Курска в Москву 4 ноября можно доехать на «Ласточке» за 250 рублей "В Москве состоялась III Церемония н.."

Знать, чтобы помнить…

30 июля

136

0

«Время, столкнувшись с памятью, узнает о своем бесправии», — писал в свое время Иосиф Бродский.
Догадывался ли сам поэт, насколько близко он подошел к истине, написав эту фразу?

Краеведческий музей в Бирюковской школе был открыт в 1983 году. Большой раздел в нем посвящен Великой Отечественной войне. Из Бирюковки были призваны на фронт 228 человек, больше половины защитников не вернулись, отдав свою жизнь за Родину. К сожалению, в деревне нет стелы погибшим землякам, поэтому памятным местом односельчан является Стена Памяти в школьном музее, на которой написаны имена погибших воинов. Сюда ученики школы возлагают цветы и гирлянды в дни Воинской Славы России. Отдельное внимание заслуживают самотканые рушники, из которых сделан Венок Славы. А особенность их в том, что они были подарены семьями в память о своих погибших на войне родственниках.
В нишах музея находятся предметы времен войны: немецкая каска, осколки от разорванного снаряда. Несколько лет назад сюда же был помещен и осколок разорвавшегося снаряда в городе Донецке.
Большое пространство в музее занимают различные стенды о воинах-земляках. Есть и небольшая панорама, посвященная Курской битве с уникальными фотографиями 1935-1945 годов с запечатленными на них молодыми парнями, ушедшими на фронт и погибшими за свою Родину. Также здесь размещена фотография поэта-любителя уроженца Бирюковки — Ильинова Николая Егоровича. Он много стихов посвятил Великой Отечественной войне, своим землякам. Например, стихотворение «Памятное» было посвящено односельчанину, который в мирной жизни отлично играл на гармони, а что произошло после войны, прочтите:
Не до плясок: беда лиха!
Были проводы в сорок третьем.
Надрывались вовсю меха,
Как в степи ошалелый ветер.
Тихо бился о берег Псёл,
Отзывались листвой берёзки.
Далеко от родимых сёл
Уходили
Почти подростки.
Под берёзовый плеск ветров,
Доносящих палёного запах,
С ними вместе
Игнат Петров
Рано утром ушёл на Запад…
В сорок пятом
К молчанью хат,
К шелестенью
вишнёвых веток,
Возвратился
Один Игнат,
А другие?
Остались где-то.
…И трёхрядку
смогли сберечь,
И давненько село не плясало,
Но у парня —
От самых плеч —
Два пустых рукава
Свисало.
Бирюковцы знают, что в апреле 1943 года жизнь их земляку спасли медицинские работники в полевом подвижном госпитале № 5149 138-го медико-санитарного батальона 135-й стрелковой Краковской Краснознаменной дивизии, который располагался в лесном массиве в окрестностях деревни Бирюковка на хуторе Грушовка. В его штате на должности санинструкторов трудились жительницы деревни и лучшие подруги Мезенцева (Ильинова) Евдокия Тимофеевна и Бережненко (Авершина) Екатерина Григорьевна.
Госпиталь находился в такой близости от линии фронта, что периодически подвергался усиленному артиллерийскому обстрелу и бомбежкам с воздуха. В неимоверно трудных, порой совсем неприспособленных для операций и лечения условиях приходилось возвращать в строй попавших в беду солдат и офицеров.
Дочь участницы Курской битвы Ильиновой Евдокии Тимофеевны — Ильинова Любовь Матвеевна — частый гость в Бирюковской школе. Она с удовольствием принимает участие в патриотических акциях, уроках-мужества, на которых делится воспоминаниями мамы о войне. На одном из мероприятий ученики школы взяли у Любови Матвеевны интервью. Вот что она поведала ребятам. (Интервью печатается в сокращении).
— Любовь Матвеевна, расскажите, как Ваша мама была зачислена в штаб военного хирургического полевого подвижного госпиталя № 5149?
— Шла подготовка к Курской битве. В марте 1943 года в лесном массиве рядом с хутором Грушовка разместился направленный на Курскую дугу в составе 38-й Армии Воронежского фронта хирургический полевой подвижной госпиталь № 5149. О его организации мама узнала от своей подруги Кати (Бережненко Екатерины Григорьевны). Они сразу пошли в госпиталь и предложили свою помощь. Госпиталь надо было готовить к приему тяжелораненых. Армия вела ожесточенные, кровопролитные бои, не хватало человеческих ресурсов, нужны были любые руки, поэтому девушкам были рады.
Так как домики хутора Грушовка были заметны с воздуха и в случае налета вражеской авиации подверглись бы большой опасности, да и разместиться в них не было возможности — семьи были большие, по 8 детей, а хатки маленькие — решили копать землянки и строить блиндажи под размещение госпиталя.
Началось строительство. Мама с Екатериной Григорьевной наравне с другими пилили деревья, забирали бревнами стены землянок и полы, косили осоку для настила, кололи дрова, отапливали землянки. Вместо печей были железные бочки из-под керосина, а гильзы от снарядов служили лампами.
И маме, и Екатерине Григорьевне в этот период уже исполнилось по 18 лет. Начальник госпиталя майор медицинской службы Петр Григорьевич Маковецкий, видя старания и ловкость девушек, предложил им остаться в госпитале, на службе санитарками. В июне 1943 года Дуся с Катей, не раздумывая, принесли присягу.
Жители хутора Грушовка и деревни Бирюковка помогали в обустройстве госпиталя, чем могли.
— Как раненых доставляли в госпиталь?
— С началом Курской битвы в госпиталь стали поступать тяжелораненые из медсанбатов. Доставляли их гужевым транспортом и самолетом. «За хутором Грушовка ночью разводили сигнальный костер, и самолет с ранеными совершал посадку в поле, неподалеку от леса, затем на лошадях доставляли их до госпиталя, — рассказывала мама. Половина всех ранений приходилась на конечности. Часто раненые поступали истощенными, так как продовольствие на фронт доставлялось не всегда вовремя, а если и были продукты, то кухня, зачастую, отставала от движущейся армии, нередко ее разбивали».
— Любовь Матвеевна, расскажите о работе мамы в госпитале.
— Раненые лежали на общих нарах, их нужно было накормить, выполнить назначения врача, все чисто убрать. Почти у каждого раненого был наложен гипс. Санитарки и медсестры водили и носили их на руках на перевязки и операции. Затем стирали бинты и солдатскую одежду, штопали ее, так как форма часто была разорвана в клочья от ранений, вся в крови. Писали за раненых письма, выслушивали их, старались запомнить все, о чем они просили написать родным. А когда не заботились о раненых, носили воду из колодца, расположенного довольно далеко от госпиталя, топили печь.
Когда 5 июля 1943 года началась Курская битва, медицинскому персоналу госпиталя приходилось работать без отдыха. Операционные врачи работали в 3 смены, а санитарки, медсестры работали круглые сутки. Через руки молодых санитарок Дуси и Кати прошли тысячи раненых.
— Как долго госпиталь простоял под Бирюковкой?
— До конца июля 1943 года. После поступил приказ госпиталю переместиться в Сумскую область. Мама с Екатериной Григорьевной тогда заехали домой взять что-либо в дорогу. Мама обрезала тугую, русую, кудрявую косу, простилась с бабушкой и братом Митей. Впереди девушек ждала другая жизнь.
«Нас и госпиталь провожали всей деревней, женщины несли узелки с продуктами и одеждой. Все плакали. Мужчин почти не было», — говорила мама.
— Любовь Матвеевна, война длилась 1418 дней и ночей. Какой из этих дней был для Вашей мамы, по ее воспоминаниям, самым тревожным, самым тяжелым?
— Когда прибыли под Терешковку Сумской области, развернули госпиталь. И там мама с Катей получили первое боевое крещение, о котором с ужасом вспоминали всю жизнь.
Совсем рядом гремели раскаты орудий. Шел бой. Летали немецкие самолеты, включали сирены, противник бомбил наши позиции и населенные пункты. Стоял такой страшный гул.
Среди всего этого ужаса и безумства везли раненых. Прибыла первая полуторка, открыли борта. по ним ручьями стекала кровь, а в кузове лежали раненые солдаты, а также гражданские и маленькие дети.
«Это были не раненые, а какое-то кровавое месиво, оторванные руки, ноги, разорванные животы. Ноги юных санитарок подкосились. Все в глазах перемешалось, стоны, кровь, кричали дети. Надо принимать раненых и нести в операционную, а ты не знаешь, как их взять, везде рваные раны. Такие страдания. Мы боялись, прикоснувшись, причинить им еще большую боль. А машины с ранеными все прибывали и прибывали. Размещать уже было некуда. Работали без сна и отдыха. День переходил в ночь, ночь — в день. Лишь бы только помочь, лишь бы спасти. Мы с Катей плакали над каждым умершим. Умирая, каждый из них хотел что-то сказать. Слушали, выполняли просьбы, писали родным», — тоскливо вздыхала мама.
— А Вашу маму и Екатерину Григорьевну за работу в госпитале похвалили?
— Не только похвалили, но и наградили. Вклад в Победу каждой из них был высоко оценен Родиной. Орден Отечественной войны 2-й степени, медаль Жукова, медали «За боевые заслуги», обе были отмечены знаком «Отличник санитарной службы», знак 60 лет Курской битве — и это далеко не полный перечень наград, полученных мамой и Екатериной Григорьевной, которая также имела медаль «За Победу над Германией».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте так же