Комментарии
Антон к посту: Число отложенных рецептов снизилось в два раза "Несмотря на то что проблем с доступ.."
Виктория к посту: Поездка в «Артек» за победу в конкурсе "Дети-иностранцы и дети соотечествен.."
Антон к посту: С космической скоростью "Если скорость КА или другого объект.."

Смотреть на мир влюбленным

18 февраля

653

0

— А ты думаешь, она большая?
— Кто?
— Елка.
— Не знаю.
— А красивая?
— Сейчас увидим.
Не помня себя от страха и любопытства, пробирались по занесенной снегом дороге в центре села Большое Солдатское две девчушки лет шести-семи. Таня и Полина еще вчера тайком от родителей сговорились посмотреть, что же это за чудо такое Новогодняя елка, с которой солдаты, разговаривающие на непонятном лающем языке, встречают Новый год.
Из здания в центре села вышел высокий немец, подхватил на руки Татьяну и начал носить вокруг елки, жестами показывая, что она может выбрать себе любые елочные украшения. Девочки, не видевшие дома ни елки, ни конфет в Новый год, были в восторге. Домой они возвращались с полными карманами елочных игрушек и сладостей, которыми немец щедро их угостил.
Тем временем девчонок хватились дома. Ответ беспечно улыбающейся Туси, как нежно называли её родные, на первый и единственный вопрос: «Где ты была?» поверг отца в ужас. В тот день Татьяна впервые узнала, что же такое отцовский ремень.
К тому моменту Большое Солдатское уже около полугода находилось под немецко-фашистской оккупацией, и «свой порядок» фашисты устанавливали далеко не конфетами и подарками… Немецкая оккупация стала для многих большесолдатцев страшным испытанием, лишившим их родных, близких, жилья… Кто-то был повешен, кого-то угнали на работы в Германию, кого-то расстреляли в одном из ближайших яров. То было страшное время, время невероятных испытаний…
Год за годом уходит в историю целая эпоха, сотканная из тяжелых потерь, самозабвенного труда, самоотверженных преодолений и великих побед, но среди нас еще живут те, кто знает, как это было: как жило село, как выживало его население, как трудились селяне в Великую Отечественную, преодолевали оккупацию, восстанавливали разрушенное войной и фашистами хозяйство и как они находили в себе силы с надеждой смотреть в будущее после тяжелейших ударов судьбы.
К этому поистине легендарному поколению большесолдатцев относится и Татьяна Николаевна Чернякова, уроженка села Большое Солдатское. Она появилась на свет в далеком 34-м году прошлого столетия в семье простых сельских тружеников Николая Петровича Хардикова и Веры Елисеевны Черняковой и была старшей среди 11 детей, родившихся у супружеской пары. К сожалению, многим из них не суждено было достичь совершеннолетия, шестеро умерли еще в младенчестве. Татьяна Николаевна с двумя братьями — Вячеславом и Николаем и двумя сестрами — Лидией и Ольгой оказались крепче других, им и суждено было продолжать трудовой род Хардиковых — Черняковых. В январе этого года Татьяна Чернякова отметила 90-летний юбилей.
Как, наверное, уже стало понятно, Татьяна Николаевна и была одной из двух девчонок, которые много лет назад, сгорая от любопытства, шли посмотреть на Новогоднюю елку.
По воспоминаниям дочери Татьяны Николаевны Любови Николаевны, семья всегда жила дружно и при полном взаимопонимании. Дедушка работал в колхозе трактористом, бригадиром полеводческой бригады, бабушка была дома, воспитывала детей, занималась хозяйственными делами. После свадьбы дед по какой-то причине взял фамилию бабушки, но все равно на работе писался как Хардиков. Половина детей, кстати, носила фамилию Хардиковы, а половина — Черняковы. До столь преклонного возраста дожили только двое — Татьяна и Лидия.
— Мама, к слову сказать, очень сильно похожа и внешне, и по характеру на свою бабушку Ульяну Афиногеевну, та добрейшей души человеком была. А как она шила! — вспоминает Любовь Николаевна. — Благодаря ее способностям швеи семья, собственно, и войну, и голод смогла пережить.
Во время оккупации семья Татьяны Николаевны жила в небольшом домике на улице, которая сегодня носит название Кооперативная.
— А неподалеку от жилья сарайчик был поставлен, в котором коровку держали. Когда немцы заняли Большое Солдатское и расквартировались в близлежащих домах, этот сарайчик кое-кому из них тоже приглянулся. Коровку вывели, а в сарае солдаты разместили лошадей, — говорит Любовь Николаевна. — На морозе да без еды корова не выживет, а чем детей без молока кормить?
Тогда Вера Елисеевна, мать моей собеседницы, впервые проявила характер и настойчивость.
— В доме неподалеку от здания, где сегодня размещается райсобес, немцы стояли, переводчицей у них служила какая-то русскоязычная женщина. К ней за помощью и обратилась бабушка Вера, рассказав о том, что в семье много маленьких детей, если погибнет корова, без молока малышей просто нечем будет кормить, дети будут обречены, — рассказывает со слов матери Любовь Николаевна. — И переводчица помогла, вскоре корова заняла привычное место в стойле.
Татьяна Николаевна с рождения была добродушной и шустрой девчонкой, которую трудно было удержать на одном месте.Она постоянно что-то придумывала и буквально жаждала общения, а поскольку во время войны ей было не так уж много лет, то она в основном занималась тем, что играла в куклы с одной из соседских девочек.
— Она с Маргаритой Гавриловной Сушковой в куклы играла. У них тоже было много детей, а кукол не было, но всегда водился хлеб. Мама пойдет, куклу даст, а ей хлебушка принесут. Вот так менялись они, — с улыбкой рассказывает Любовь Николаевна.
— Как же Ваша семья с таким количеством детей войну пережила? — задаю вопрос юбилярше.
— Да как. Как приходилось, так и жили, бабушка Уля шила на швейной машинке. Родители на хозяйстве трудились, дети по дому работали. Молочко было, картошка была, огородик. Так и жили.
Многие истории периода оккупации были услышаны моей собеседницей от ее бабушки по материнской линии Ульяны Афиногеевны. И о том, как гоняла она маленькую Тусю от посуды с кашей, которую немцы распаривали вместе с тушенкой в печке. Девочку очень привлекал аромат, и она аккуратно, едва прикасаясь пальчиком, пробовала аппетитно пахнущее блюдо. И о том, как кормили наших пленных, когда фашисты гнали их мимо села. Бабушка Уля тогда специально варила чугуны с картошкой, которую дети насыпали в подолы, так как вареные клубни были очень горячими, и, подбегая почти вплотную к изможденным русским солдатам, кидали им, чтобы хоть как-то помочь и не дать погибнуть от голода.
— Да, что там рассказывать, немцы всякие были: какие — хорошие, а какие — отъявленные гады. В войну мы всяких повидали… — грустно вспоминает Татьяна Николаевна.
В одном семье моей собеседницы безусловно и крупно повезло — немцы не отбирали у них продовольствие, а даже иной раз угощали детей сахаром, шоколадом и печеньем.
После освобождения села от немецко-фашистских захватчиков отец Татьяны Николаевны ушел на фронт. Ему было 33 года. Воевал, был ранен, прошел плен, снова воевал. Домой, по словам моей собеседницы, вернулся героем, обладателем нескольких орденов и медалей.
Конечно же, и дети, и внуки интересовались у деда и о том, как воевал, и о том, чем в плену занимался. «Что делал, что делал?» — переспрашивал, бывало, дед и сам же отвечал: «Танки немецкие ремонтировал, но не просто ремонтировал, а с умом. Выезжает, бывало, танк после нашего ремонта, вроде на ходу, а до фронта так и не добирается, проезжает несколько километров и становится».
После ухода главы семейства на фронт жили трудно — время было голодное. Спаслись в основном благодаря рукоделию бабушки Ульяны Афиногеевны и огороду. Как бы то ни было, а жизнь потихоньку налаживалась. С войны вернулся дед. Татьяна Николаевна успешно окончила семь классов Большесолдатской школы и отправилась на заработки в г. Шахты, там вскоре вышла замуж за парня из Ростова и родила дочь Наталью. Правда, семьи на всю жизнь не получилось. С одной стороны, зять пришелся не по вкусу сестрам Татьяны Николаевны, с другой — бытовые проблемы поспособствовали. Словом, вскоре супруги расстались, и Татьяна вернулась домой.
Тем временем родители девушки серьезно задумались об улучшении жилищных условий.
— Бабушка и дедушка получили участок под строительство, продали свое прежнее жилье и в 1955 году решили обзавестись новым, собственноручно возведенным домом, — рассказывает Любовь Николаевна. — Работа продвигалась, мама активно помогала. А пару лет спустя приняла решение получить профессию и отправилась в Курск учиться на штукатура-маляра. Во время обучения познакомилась с человеком, ставшим ее судьбой — Николаем Федоровичем Гуковым. В 1958 году молодые люди сыграли свадьбу, в следующем — отметили рождение второй дочки — Любочки, а чуть позже приняли решение переехать на постоянное место жительства к родителям Татьяны.
Стоит отметить, что дом, где сегодня живет Татьяна Николаевна с дочерью, уникален для наших мест. Он не имеет деревянного сруба, как это было принято, либо кирпичной кладки — он полностью выполнен из камня.
— Да, мама с дедушкой возили камни из луга, что ниже Почтовой (прим. автора: улица, на которой живет Татьяна Чернякова сегодня). В этом месте был огромный карьер, где камень выдалбливали, на лошади привозили ко двору, обрабатывали, подпиливали, тесали, а затем из него клали стены, да Вы обратите внимание, толщина стен нашего дома доходит до 70 сантиметров. После того, как дом был готов, мама его полностью оштукатурила и изнутри, и снаружи, — рассказывает Любовь Николаевна, — что примечательно, мама никакой работы не боялась, беременная камень таскала. Наташа ведь в 55-м году родилась.
Немного пожив с родителями Татьяны Николаевны, молодая семья переехала на родину главы семейства в село Кривец Мантуровского района, а затем снова вернулась в Большое Солдатское.
К этому моменту в каменном доме на Почтовой жизнь изменялась стремительно: молодежь подрастала и разъезжалась, потом кто-нибудь возвращался уже с семьей и детьми, разъезжались снова — дом никогда не пустовал и не знал тишины. Здесь всегда звучал детский смех, было шумно и гостеприимно.
— Число жильцов порой доходило до 11 человек, — вспоминает Любовь Николаевна, — здесь всех встречали с радостью.
Впрочем и сейчас гостям в этом доме всегда рады. Как много лет назад душой большой семьи была Ульяна Афиногеевна, так сегодня ее место по праву занимает добродушная, неугомонная и трудолюбивая, как бабушка, Татьяна Николаевна. Сегодня Татьяна Чернякова — сама богатая бабушка, имеет 8 внуков и 6 правнуков.
Она долго работала на кирпичном заводе садчицей (в горячую печку кирпич садила), потом по своей специальности в коммунхозе, позднее — в райисполкоме. Попробовала себя и в качестве уборщицы, и в качестве завхоза. На пенсию вышла в 55 лет. Супруг трудился и на кирпичном заводе на прессе формовщиком — сырой кирпич формовал, и на маслозаводе слесарем. Работать прекратил из-за болезни — после инсульта пролежал 5 лет. Получил инвалидность. Он умер в 1996 году, в возрасте не многим более 60 лет.
С тех пор Татьяна Николаевна и живет вдвоем со своей младшей дочерью.
— В чем же секрет долголетия? — как обычно интересуюсь я.
— Как в чем? — удивляется Любовь Николаевна. — Время тогда было такое, оно сильных людей рождало, крепких, трудолюбивых, неунывающих. Помню, маме лет 80 было, на часах 5-6 утра, я еще сплю, а она уже картошку полет. Это же она только 2 года как сдавать начала, после инфаркта, а до этого мы все время помогали и внукам, и правнукам. В доме вплоть до 96-го года газа не было, так мы по посадкам собирали сушняк. На коляску нагрузим и домой везем. Уголь трудно было достать, так что мы больше таким вот образом дом отапливали. До самого последнего времени по лесам за грибами ходили, в колхозный сад за яблоками постоянно. Все время в движении.
Но, на мой взгляд, дело не только в активном образе жизни. Есть в характере Татьяны Николаевны Черняковой еще одна удивительная черта — она смотрит на мир необыкновенно любящими глазами. Она убеждена в том, что ее всегда окружали только хорошие люди, а прожитые годы, может, и не были самыми легкими, но однозначно — интересными и прекрасными.
К сожалению, после перенесенного два года назад инфаркта здоровье Татьяны Николаевны резко ухудшилось, а после микроинсульта, случившегося летом прошлого года, начала подводить еще и память. В связи с этим Любовь Николаевна была вынуждена перевести всю живность в подворье и полностью посвятить себя уходу за пожилой матерью.
Татьяна Николаевна принимает ее заботу с благодарностью и все той же любовью. А какой радостью светились ее глаза, когда она принимала поздравления в юбилейный, 90-й, день рождения! Ее лицо буквально озаряла улыбка, когда председатель Совета ветеранов войны, труда, Вооруженных Сил и правоохранительных органов Татьяна Ефремова зачитывала слова приветственного адреса, подписанного Главой Большесолдатского района Владимиром Зайцевым и председателем Представительного Собрания Дмитрием Рыбочкиным. Она едва сдерживала слезы радости, выслушивая поздравления секретаря районного Совета ветеранов Валентины Шевердиной и заместителя главы Большесолдатского сельсовета Светланы Дороховой.
Жизнь научила Татьяну Николаевну терпеливо переносить невзгоды и радоваться каждому новому дню. Так хочется, чтобы судьба одарила 90-летнюю юбиляршу еще многими счастливыми годами и событиями, которые позволили бы ей как прежде смотреть на мир влюбленным взглядом.
Лариса Изотова

Читайте также